Right click to open menu




Содержание - Mobile content - Medical essay - Natural sciences - Exact sciences - Economics

Государственное стимулирование инвестиционного процесса: опыт США и Юго-Восточной Азии

План:

Вступление

1. Государственный кредит и контроль цен

а) Роль государственных кредитно-финансовых институтов

б) Регулирование процентных ставок

2. Налоговая система как стимул инвестиционного процесса

а) Скидки с налогов на прибыль

б) Другие налоговые льготы

в) Инвестиционный налоговый кредит все реже применяется в развитых странах

Заключение

Список литературы

 

Вступление

Основная задача макроэкономической политики в сфере модернизации промышленной структуры страны — создание условий для динамичного инвестиционного процесса. Страны, которые за сравнительно короткий срок после второй мировой войны модернизировали свою промышленную структуру (Япония, Южная Корея, Тайвань, некоторые западноевропейские государства) , отличались очень высоким удельным весом инвестиций в валовом национальном продукте. Стимулирование инвестиций в целях модернизации промышленной структуры проводилось и в США как в начале 60-х годов, так и в 80-е годы.

Страны Юго-Восточной Азии активно использовали следующие инструменты воздействия государства на динамику инвестиционного процесса: государственные инвестиции, причем не только в инфраструктуру; налоговые стимуляторы инвестиций; сдерживание цен на оборудование посредством льготных таможенных пошлин на его импорт; воздействие на процентные ставки и поддержание их на уровне ниже рыночного.

1. Государственный кредит и контроль цен

а) Роль государственных кредитно-финансовых институтов

б) Регулирование процентных ставок

Важную роль в финансировании инвестиционных программ фирм играл банковский кредит, причем государство активно воздействовало и на стоимость кредита, и на направление его потоков.

Интересен опыт США, поскольку сочетание инфляции с падением уровня производства, с которыми они столкнулись в начале 80-х годов, в какой-то мере сродни ситуации в России в первой половине 90-х годов при всем различии в масштабах проблем.

Как видно из таблицы, роль банковских кредитов в финансировании компаний существенно превосходила роль рынков капитала.

При всех страновых различиях в финансировании деятельности корпораций доминирующую роль играли внутренние источники (нераспределенная прибыль и амортизационные отчисления) и банковские кредиты. В то же время роль акционерного капитала была довольно слабой (за исключением, пожалуй, Тайваня) . Как отмечают специалисты Всемирного банка, “лишь по мере созревания экономики предпринимались усилия по созданию и повышению эффективности рынков акций и облигаций. Хотя значение этих рынков возрастало, они не были ключевым фактором в мобилизации инвестиционных ресурсов в этих странах в период их наиболее динамичного развития” .

Важную роль в финансировании инвестиционных программ во многих динамично развивавшихся странах играли государственные финансовые институты. Например, в кредитно-финансовой сфере Южной Кореи пре обладали государственные институты, тогда как частные банковско-кредитные институты появились лишь в первой половине 80-х годов и к началу 90-х годов находились в рудиментарном состоянии.

Государственные кредитно-финансовые институты сыграли значительную роль в модернизации промышленной структуры в Японии, особенно на начальной стадии. За счет займов государственных финансовых институтов в 1955 г. финансировалось 32% закупок нового промышленного оборудования в японских фирмах, в 1965 г. - 16%, в 1980 г. - 17,6% и в 1990 г. - 8,1%.

Наиболее сильное влияние на развитие японской промышленности оказывали три государственных финансовых института - Банк развития, Экспортно-импортный банк и Корпорация по финансированию малого бизнеса. В начале 80-х годов доля предоставленных ими займов японским фирмам составляла: в производстве металлоизделий - 15,7%, черной металлургии - 12,4, производстве строительных материалов - 12,9, общем машиностроении - 8,4, цветной металлургии - 7,7, химической промышленности - 6,3, электротехническом машиностроении 5,7%.

Важные функции выполняли займы, предоставляемые государственным Банком развития. В значительной степени за счет этих займов финансировались электроэнергетика, газо- и водоснабжение (более половины займов, полученных компаниями указанных отраслей хозяйства) . К тому же они выполняли роль катализатора займов частных финансовых учреждений в отрасли и сферы деятельности, носящие приоритетный, с точки зрения государства, характер.

Займы Банка развития покрывали обычно 30-50% стоимости инвестиционного проекта и предоставлялись насрокот5до 15 лет, причем под меньший процент, чем кредиты частных банков. Фирмам, получающим такие займы, не нужно было открывать в банке депозит в размере 10% от их суммы, как требовали частные банки.

Важное направление стимулирования государством инвестиционного процесса в странах Юго-Восточной Азии - регулирование уровня процентных ставок.

Как утверждает американский экономист А. Амсден, “на протяжении большей части 25-летнего периода южнокорейского экономического развития долгосрочный кредит распределялся правительством избранным фирмам по негативным реальным процентным ставкам в целях стимулирования развития определенных отраслей” .

Специалисты Всемирного банка отмечают, что в указанных странах налоговая, тарифная и валютная политика не только снимала часть инвестиционного риска с фирм-инвесторов и в умеренных масштабах подавляла процентные ставки, но и контролировала импорт капитала 2 , а также поддерживала относительно низкие цены на инвестиционные товары.

Как считает А. Амсден, “опыт Южной Кореи показывает, что экономическое развитие зависит от способности государства создавать ценовые диспропорции, стимулирующие экономическую активность в направлении инвестирования” . В 1986 г. в Южной Корее государство контролировало цены на 110 товаров, включая газ, сталь, лекарства, автомобили, бумагу, телевизоры. “В связи с этим, — отмечает А. Амсден, - только фирмы, производящие дифференцированную продукцию, имели возможность прибегать к ценовой конкуренции” .

На Тайване государство регулировало цены на импортозамещающую продукцию, стимулируя производящие ее местные фирмы понижать издержки. Так, если в 1960 г. местную импортозамещающую продукцию разрешалось продавать по ценам на 25% выше среднемировых, то в 1964 г. - только на 15%, в 1968 г. - на 10% и в 1973 г. - на 5%.

Представление о масштабах воздействия государства на ценовые пропорции дает пример Малайзии, в которой в 1987 г. стоимость условно чистой продукции, рассчитанной по внутренним ценам, превышала ее стоимость по мировым ценам: в черной металлургии - на 289%, производстве пластмасс - на 163, деревообрабатывающей промышленности - на 82, транспортном машиностроении - на 65, целлюлозно-бумажной промышленности — на 29, общем машиностроении — на 19, электротехническом машиностроении - на 12%.

Прибегали к различным формам государственного контроля над ценами и США. В 60-е годы администрация Дж. Кеннеди оказывала давление на металлургические фирмы в целях сдерживания роста цен на их продукцию. В первой половине 70-х годов к широкому по охвату (хотя и кратковременному) контролю над ценами прибегала администрация Р. Никсона. Длительное время существовал государственный контроль над ценами на добываемый в стране природный газ, а в течение нескольких лет - и иа нефть.

Во второй половине 70-х годов в течение трех лет осуществляло контроль над ценами (а заодно и заработной платой) правительство Канады.

Вместе с тем создаваемые государственным регулированием возможности использования ценовых диспропорций в целях стимулирования инвестиционного процесса и экономического роста страны значительно сужаются по мере ее вовлечения в мирохозяйственные связи.

2. Налоговая система как стимул инвестиционного процесса

а) Скидки с налогов на прибыль

б) Другие налоговые льготы

в) Инвестиционный налоговый кредит все реже применяется в развитых странах

Можно выделить два важнейших направления налоговой политики государства, влияющих на развитие промышленности.

Во-первых, воздействуя посредством налогов на уровень сбережений населения, амортизационных фондов фирм и их нераспределенной прибыли, т е. на величину потенциальных источников финансирования инвестиционных программ фирм, государство влияет на важнейшие макроэкономические пропорции, в частности, на распределение национального дохода между накоплением и потреблением.

Во-вторых, используя целенаправленные налоговые льготы, а также законодательство, государство воздействует на соотношение между инвестициями фирм в активную и пассивную часть основных фондов, на скорость воспроизводства основного капитала в промышленности страны, стимулирует инвестиции промышленных фирм в приоритетные, с точки зрения государства, направления, влияет на региональное размещение промышленных инвестиций.

В период структурной перестройки промышленности, последовавшей за энергетическим кризисом 70-х годов, во многих странах значительно усилилось внимание к проблемам налоговой политики. По утверждению М. Фелдстайна, председателя совета экономических консультантов Р. Рейгана, “выживание нашей экономики зависит от характера налоговой системы, которую мы будем иметь” .

Экономическая программа администрации Р. Рейгана была ориентирована на борьбу с резко усилившейся во второй половине 70-х начале 80-х годов инфляцией как бы с двух сторон: с одной стороны, через сдерживание совокупного спроса (посредством замедления роста бюджетных расходов и ужесточения монетарной политики) и, с другой - через стимулирование предложения основных факторов производства - рабочей силы (посредством усиления мотивации к труду с помощью значительного, рассчитанного на 3 года снижения подоходного налога) и капитала (посредством стимулирования сбережений, понижения налога на прибыль, ускорения амортизации стоимости основных фондов) . “При определении стратегии сокращения налогов, - отмечал М. Фелдстайн, следует особо учитывать, что все важные экономические решения базируются на ожиданиях... Значение имеют не налоговые ставки в момент принятия решений, а ожидаемые в будущем ставки” .

Важную роль в формировании дополнительных источников финансирования инвестиционных программ сыграли изменения в амортизационном законодательстве и значительное понижение налога на прибыль компаний. В ходе налоговой реформы 80-х годов в США были значительно сокращены сроки службы основных фондов, применяемые при расчете подлежащей налогообложению прибыли, и уменьшено количество классов основных фондов с неодинаковыми сроками службы, что существенно упрощало процедуру расчета амортизации их стоимости.

Так, закон о налоговой реформе 1986 г. устанавливал следующие классы основных фондов по срокам амортизации их стоимости: 3 года, 5 лет (этот класс включает основную часть видов оборудования, а также автомобили) , 7,10,15.20,27,5 и 31,5 лет.

Более быстрое списание стоимости основного капитала привело к значительному росту амортизационных фондов американских фирм (они возросли в ценах 1982 г. с 341,3 млрд дол. в 1979 г. до 426,7 млрд дол. в 1985 г.) и их инвестиции в машины и оборудование (с 259 млрд до 304 млрд. дол. соответственно) в первой половине 80-х годов.

На протяжении многих лет одним из наиболее широко распространенных налоговых стимуляторов инвестиционного процесса служила скидка с налога на прибыль в размере определенного процента капиталовложений фирм в оборудование и производственное строительство.

Так, в США с 1962 г. по 1986 г. фирмы имели право вычитать из налога на прибыль до 10% затрат на новое оборудование. При этом размер скидки увязывался со сроками амортизации оборудования. В 1981-1986 гг. фирмы имели право вычитать из налога на прибыль 6% расходов на оборудование со сроком амортизации до 4 лет и 10% расходов на оборудование со сроком амортизации более 4 лет.

Величина указанной скидки ограничивалась определенной частью налога на прибыль (в разные годы – от 50 до 90% налога на прибыль) . Если размеры скидки превышали установленный предел, фирма могла переносить соответствующую часть скидки или на 3 года назад (в этом случае она получала право на возвращение части выплаченного налога на прибыль) , или на 15 лет вперед, с правом на вычет соответствующей суммы из налога на будущую прибыль.

В увеличенных размерах инвестиционная налоговая скидка применялась в США и в других развитых рыночных экономиках в период энергетического кризиса -для поощрения капиталовложений фирм в энергетическое оборудование, использующее альтернативные нефти и природному газу энергоносители, энергосберегающее оборудование, а также оборудование, снижающее загрязнение окружающей среды. Фирмам, инвестирующим в указанное оборудование, разрешалось вычитать из налога на прибыль до 20% таких капиталовложений.

Инвестиционная налоговая скидка применялась и в качестве инструмента региональной политики. Например, в Канаде фирмам разрешалось вычитать из налога на прибыль 7% их затрат на новое оборудование и производственное строительство. Дли фирм, инвестировавших в районы со сложными природно-климатическими условиями, размер повышался соответственно до 20-50%, а в районы с низкими темпами экономического развития - до 10%.

Правомерно рассматривать как стимул к инвестиционной деятельности и налоговые льготы, направленные на активизацию деятельности фирм в области НИОКР.

В некоторых странах предоставляется скидка с налога на прибыль в размере части прироста соответствующих расходов фирмы. Например, в США и Японии из налога на прибыль вычитается 20% прироста таких расходов (в США - по сравнению с их среднегодовым уровнем за предыдущие три года, а в Японии - с максимальным годовым уровнем в предыдущий период) .

В США применяются специальные налоговые стимулы, чтобы усилить сотрудничество фирм с университетами. Американские фирмы имеют право вычитать hj налога на прибыль 20% их расходов на финансирование фундаментальных научных исследований в университетах. Кроме того, фирмам разрешается вычитать из валового дохода при расчете облагаемой налогом прибыли стоимость научной аппаратуры и оборудования, безвозмездно передаваемых ими университетам, а также некоммерческим научно-исследовательским организациям. Эти льготы способствовали развитию на базе университетов крупных научно-исследовательских центров, в рамках которых налаживаются тесные связи между университетской наукой и промышленными фирмами.

От ускоренной амортизации основных фондов и различных налоговых льгот американские фирмы имеют значительную выгоду. Так, в середине 80-х годов годовые потери бюджета от предоставления скидки с налога на прибыль в зависимости от затрат корпораций на новое оборудование составили 29,4 млрд дол., от ускоренной амортизации оборудования - 18,9 млрд. дол., от льготной налоговой ставки на первые 100 тыс. дол. прибыли - 7,6 млрд. дол., от отнесения расходов на НИОКР на текущие издержки и, соответственно, уменьшения подлежащего обложению налогом дохода - 3,1 млрд. дол., от скидки с налога на прибыль определенной величины прироста расходов на НИОКР - 1,7 млрд. дол., от отнесения к текущим расходам (издержкам) расходов на поисково-разведочные работы компаний добывающей промышленности - 1,2 млрд. дол., от скидки на истощение недр (из дохода компаний добывающей промышленности вычитался определенный процент стоимости добытого сырья, в результате чего уменьшался размер облагаемой налогом прибыли) - 1 млрд. дол.

Вместе с тем за 80-е годы во многих странах с рыночным хозяйством усилились сомнения в эффективности инвестиционных налоговых льгот. В опубликованном в 1987 г. исследовании, посвященном сопоставлению налоговых систем США, Японии и стран Западной Европы, констатируется не только повсеместное применение налоговых инвестиционных льгот, но и растущее разочарование их результатами. “Широко распространено мнение, - отмечается в исследовании, -что эти льготы вносят дисбаланс в распределение инвестиционных ресурсов, ставят в неравные условия отрасли и фирмы” 3 . Этот вывод базировался на результатах исследовании, в которых было показано, что использование инвестиционных налоговых льгот приводит к резким различиям в фактической прибыльности (т.е. после вычета налогов с учетом инвестиционных льгот) инвестиций в различные виды капитальных активов (включая оборудование) . Кроме того, фактическая прибыльность инвестиций зависит и от особенностей амортизации стоимости различных видов оборудования и сооружении.

В результате фирмы при принятии инвестиционных решений вынуждены ориентироваться не столько на оценки возможной прибыли до вычета налогов и соотношения между этой прибылью и величиной инвестиций (а именно эти показатели, скорее всего, наиболее четко отражают уровень рыночной эффективности инвестиций) , сколько на оценки прибыльности инвестиций с учетом особенностей налоговой системы страны.

По данным, приводимым бюджетным бюро Конгресса США, в начале 80-х годов фактические налоговые ставки на прибыль от инвестиций в различные виды оборудования колебались от 6,4 до 34,5%. Поскольку основные фонды каждой отрасли промышленности представляют собой специфический набор различных видов оборудования, зданий и сооружений, фактическая налоговая ставка на прибыль от инвестиций в различные отрасли промышленности также очень сильно колебалась (при том, что номинальная, предусмотренная законом ставка налогообложения прибыли была одинакова для компаний всех отраслей) . Например, в 1985 г. в США фактическая налоговая ставка на прибыль от инвестиций колебалась от 13,8% в целлюлозно-бумажной до 31,9% в нефтеперерабатывающей промышленности.

В научных кругах США широко распространено мнение, что это снижает эффективность инвестиций. В частности, существовавшие значительные инвестиционные налоговые льготы стимулировали приток инвестиций в наиболее капиталоемкие и ресурсоемкие отрасли американской промышленности.

Заключение

Указанные соображения, а также стремление расширить налоговую базу в целях сокращения дефицита госбюджета объясняют значительное сужение в США и в ряде других развитых стран сферы применения инвестиционного налогового кредита, который, сыграв на определенном этапе развития свою позитивную роль, в настоящее время применяется чаще всего лишь для стимулирования инвестиции в энергосберегающее и экологически ориентированное оборудование.

Вместе с тем возможное негативное воздействие отмены инвестиционного налогового кредита на общие размеры внутренних источников финансирования капиталовложений американских фирм, скорее всего, было нейтрализовано одновременным понижением налоговой ставки на прибыль с 46 до 34%. Эти ставки во второй половине 80-х годов значительно снизились и в других ведущих западных странах.

Как показывает опыт развитых рыночных экономик, практически в каждой стране существует определенное, только ей свойственное соотношение между теми функциями государства по отношению к экономике, которые определяются рыночным характером последней, и функциями государства, определяемыми спецификой страны, своеобразием ее исторического опыта, государственности, национальной культуры.

Список литературы

  1. // Мировая экономика и МО, 97г., №11, с 118-126 Бередова В. “Экономика стран Восточной Азии и Европы в 1996 г.”
  2. Экономика зарубежных стран, 99г., с. 163-177
  3. // Проблемы теории и практического управления, 97г., №2, с. 40-45, Глинкина С. “Проблема экономического роста в странах Центральной и восточной Азии”
  4. // ЭКО 1997 г., №11, с. 18-23 А. С. Зелетынь, М., “Государственное стимулирование инвестиционного процесса”
  5. // Вопросы экономики, 98г., №3, с. 81-89 Пороховский А. “Экономически эффективное государство: американский опыт.”
  6. // Экономика и организация промышленного производства, М., 98г., №2, с. 127-135, Коржубаев А. Г. “Государственное регулирование по-американски”
  7. // США. Экономика, политика, идеология, 98г., “12, с. 26-31 Клучи Д. “Государство, бизнес и экономика.”
  8. 8.          // ЭКО, М., 97г., №5, с. 186-197 Зелтынь А. С. “Государственное стимулирование инвестиционного процесса: опыт США.”
  9. Финансовый Киев, 97г., №6-7, с. 9-10, Корнилов К. “Инвесткомпании: опыт США.”
  10. // Независимая газета, 97г., 5 декабря, Павлов С. “Инвестиционные фонды: опыт США”